Спасибо, ваше сообщение принято.

Наши менеджеры обработают его
и свяжутся с Вами максимально быстро.

Корзина пуста

Противорецидивная профилактика рака молочной железы
24.08.2013

Противорецидивная профилактика рака молочной железы

Профилактическое воздействие должно быть постоянным и начинаться непосредственно после установления диагноза. Это связано с особенностями заболевания РМЖ, характеризующимися высокой вероятностью лимфогенной и гематогенной диссеминации и наличием микрометастазов уже на ранних стадиях процесса.

По результатам иммуноцитохимического анализа (I.J.Diel и соавт., 1996), единичные опухолевые клетки в костном мозгу находили в 31% случаев из 360 прооперированных больных РМЖ с интактными регионарными лимфоузлами (т. е. в стадии T,N0), а в случаях, когда лимфоузлы были затронуты процессом, количество таких больных составляло 55% (203 из 367 больных). Обнаружение диссеминации опухолевых клеток (A.Goldhirsch и соавт., 1998) может иметь место при небольших размерах первичной опухоли (менее 2 см в диаметре). Это позволяет сделать важный вывод: даже небольшой размер первичной опухоли и отсутствие выявленных (макро- и микроскопических) признаков распространения процесса в соответствии с общепринятой TNM-классификацией опухолей не устраняют риск развития рецидива.

Несовпадение клинической классификации и биологической характеристики опухоли подтверждены (L.van't Veer и соавт., 2002) данными молекулярного анализа опухолевого материала больных, выявившего группы генов, ответственных за особенности клеточного цикла, экспрессии ферментов, влияющих на процессы инвазии, метастазирования, ангиогенеза и, в конечном счете, определяющих прогноз заболевания (сравнивались группы наблюдения больных с интактными лимфоузлами и проявлением рецидива в сроки менее 5 лет после операции и при более чем 5-летней безрецидивной выживаемости). Отсюда следует вывод, характеризующий особое отношение к профилактике РМЖ - удаление первичного опухолевого очага на ранней стадии процесса не должно снижать активности проведения последующих профилактических мер.

Сами по себе различия в эффективности (по срокам выживаемости, отсутствия рецидивов) унифицированного противорецидивного лечения (лучевое, гормонотерапевтическое, химиотерапевтическое воздействие) указывают на особые возможности организма в борьбе с болезнью, которые вплоть до настоящего времени недостаточно проанализированы и не представляют единой системы. В этих условиях часто приходится довольствоваться разрозненными сведениями об эффективности отдельных средств (в том числе носящих исключительно рекламный характер), разрозненными данными альтернативной медицины и т.д.

Даже при поверхностном знакомстве с различными пособиями по фитотерапии обращает на себя внимание большое количество средств и советов, сулящих успех. Очевидно, что правильный выбор сделать в такой ситуации непросто. Следует также учитывать, что женщины, подвергнутые оперативному и другим видам лечения, как правило, ведут активный образ жизни, и сама фиксация их внимания на болезни (путем соблюдения множества правил и запретов) непродуктивна по целому ряду факторов, в первую очередь психологических. В этих условиях важно четко определить приоритеты профилактического воздействия и сделать их объектом сознательного отношения со стороны больной.

Психологическая адаптация

Частично эта информация изложена выше. Как показывают исследования, еще до клинического обнаружения опухоль приобретает значение постоянно действующего (и возрастающего по интенсивности) фактора стресса, истощающего защитные возможности организма.

Исследование свойств личности позволяет говорить о психологических особенностях больных РМЖ (В.Я.Васютков и соавт., 1997), проявляющихся трудностями в общении и образовании дружеских связей, редуцированной способностью сопротивляться агрессии, фиксацией внимания ми препятствиях, затрудненной идентификацией собственных чувств и другими признаками.

Выраженность этих проявлений часто и задолго предшествует развитию болезни, что позволяет рассматривать их как один из возможных психологических предшественников развития РМЖ. Осознание факта болезни, необходимость предпринимать соответствующие шаги, переосмысление личных и социальных установок, очевидное снижение качества жизни, приводящее к повышенной уязвимости и самоизоляции, - все это является причиной мучительных переживаний и приводит к развитию тяжелой дезадаптации.

При этом не должны вводить в заблуждение внешне сдержанная реакция на ситуацию, умение держать себя в руках. Переживание стресса происходит по-разному, это зависит от характера и воспитания, но не исключает развития глубокой психологической травмы.

Устойчивые особенности личности больных позволяют говорить о доминировании реакций, сохраняющихся несмотря на эффективность воздействия (хирургическая операция), которое устраняет наличие первичного опухолевого очага. Проблема, однако, остается: это - переживание "женской неполноценности" в связи с перенесенной операцией, нарушенная трудоспособность, угроза развития рецидива. В качестве биохимического маркера антистрессорной устойчивости было использовано определение гормонов коры надпочечников - кортикостероидов; их количество оказалось сниженным (по сравнению со здоровыми людьми) не только до операции по поводу РМЖ, но и после устранения опухоли. Патологическое воздействие на организм, вызванное осознанием болезни, определяет развитие глубоких нарушений с проявлением психической депрессии и характерным изменением уровня медиаторов головного мозга (катехоламинов и серотонина), особенностями регуляции пролактина и гонадотропинов, снижением функции иммунитета. Отсюда следует вывод, что любой случай заболевания РМЖ, начиная с периода обследования и постановки диагноза, следует рассматривать как состояние постоянного дистресса, способного самостоятельное влияние на дальнейший ход процесса.

Поэтому психологическая работа с больной имеет принципиально важное значение, она должна быть направлена на создание и поддержание долговременной психологической  установки стабильности и сопутствовать всему поэтапному комплексу лечебно-профилактических мер.

С этих позиций целесообразно совмещение курсов релаксации, использования адаптогенов, при необходимости - спазмолитических, успокаивающих средств.

Контроль качества сна не только оказывает оздоравливающее воздействие, но дает внимательному врачу информацию о состоянии глубинных процессов психики, имеющих прямую связь с осознием и переживанием болезни.

Мысль З.Фрейда о том, что "...сон представляет собой знание, о котором человеку ничего не известно", вполне применима к оценке состояния организма, тем более в той сложной ситуации, которая связана с онкозаболеванием. Использование адаптогенов целесообразно проводить с учетом сезонности, предпочтительно - в период зимы и ранней весны.

Влияние на состояние иммунологической реактивности. Здесь следует подчеркнуть целесообразность использования растительных иммуномодуляторов в составе фитокомпозиций с адаптогенным и общеоздоравливающим эффектами, особенно перед и на фоне проведения курсов химиотерапии.

Особенности диеты и использование биологически активных добавок. В предыдущих разделах изложены сведения об отдельных продуктах, полезных для профилактики РМЖ, и профилактическом рационе, составленном на этой основе. Следует подчеркнуть несколько правил, важных для организации диетопрофилактики РМЖ.

1. Цель профилактики, ограничения и предпочтения употребления отдельных продуктов должны быть совершенно понятны при использовании в каждом конкретном случае (т. е. требуют разъяснительной работы с больной), сознательное отношение к этой проблеме постепенно делает изменение питания нормой жизни.

2. Режим питания и проведение фитотерапии не должны быть обременительны, отнимать много дополнительного времени, ограничивать трудоспособность, а должны соответствовать в целом нормам здорового образа жизни.

3. Продукты, важные для организации профилактики, должны быть легкодоступны (причем круглогодично) и не требовать серьезных дополнительных расходов.

Учитывая массу сведений о различных диетах, пищевых продуктах, парафармацевтиках - препаратах натуральной природы (растительного, минерального и другого происхождения), обладающих лекарственными свойствами, интенсивную рекламу, сопровождающую присутствие всех этих средств и продуктов на потребительском рынке, можно сделать вывод о наличии качественно новой ситуации, не только не облегчающей, но затрудняющей правильный выбор средств профилактики. Исходя из понимания природы опухолевого процесса, следует особо выделить некоторые закономерности.

Критерий полезности в целом не всегда соответствует правильности назначения в зависимости от конкретной локализации и стадии процесса. Такой критерий часто присутствует не только в рекламной, но и в медицинской информации. В этом убеждает пример иммунологического питания. В состав применяемой смеси входят аминокислота аргинин, рибонуклеиновая кислота и набор полиненасыщенных жирных кислот.

В экспериментах на животных доказано, что аргинин стимулирует механизмы иммунологической защиты и угнетает рост экспериментальных опухолей. Чаще всего такое питание используется при операциях по поводу онкологических заболеваний желудка, его назначение в период предоперационной подготовки больных дает хорошие результаты при последующей реабилитации. Аналогичная добавка (аргинин) была использована при подготовке к операции больных РМЖ (контрольную группу составили больные, не получавшие добавку), после чего определялась интенсивность синтеза белка в клетках удаленной опухоли. Процесс синтеза, определявшийся по включению меченого лейцина в состав белка, оказался более интенсивным в опухолевой ткани больных, получавших добавку аргинина - 26% за сутки в сравнении с 10% в контрольной группе, при этом интенсивность синтеза опухолевого белка опережала его синтез в лимфоретикулярной ткани, соответствующий стимулирующему воздействию аргинина на систему иммунитета (G.M.Park и соавт., 1992). По данным другого наблюдения (24 случая заболевания РМЖ), использование аргинина как дополняющего фактора в составе комплексной лучевой и химиотерапии давало положительный эффект - по результатам повышения переносимости терапии и выраженности ее действия (J.Brittenden и соавт., 1994).

Сопоставление противоречивых результатов этих работ (выполненных с частичным участием одних и тех же авторов) показывает, насколько может быть сложна оценка возможности использования различных факторов, применяемых в качестве биологически активных добавок в онкологической клинике. Характеристика каждого такого фактора в качестве средства противоопухолевого назначения требует точных критериев, и расплывчатая характеристика полезности при опухолях является недостаточной.

Не существует единого критерия, годного для оценки полезности того или иного фактора на всех стадиях онкологического процесса. По мере роста (еще на доклинической стадии) опухоль вступает в конкуренцию с организмом за его ресурсы и использует наиболее активные (полезные) вещества для собственной прогрессии. В частности, формирование опухолевого фенотипа связано с совершенствованием антиоксидантной системы, защищающей трансформирующуюся клетку от цитотоксического действия факторов иммунитета (Г.ИДейчман, 2000). По этой же причине эффективная антиоксидантная система способствует развитию резистентности опухоли к действию химиопрепаратов.

Такая ситуация отличает первичную профилактику, когда антиоксиданты снижают уровень мутагенного эффекта, от вторичной (противорецидивной) профилактики, когда уцелевшие опухолевые клетки используют вводимые в организм антиоксиданты для собственного выживания. Существует достаточно данных, показывающих, что интенсивная и длительная витаминизация (в том числе каротиноидами) может способствовать опухолевой профессии и ухудшать функцию печени.

Применение народной медициной средств для лечения опухолевого процесса является далеко не новым методом и используется на основе природного разнообразия разных географических регионов. Именно традиция применения в народной медицине послужила основой создания многих современных противоопухолевых средств. Но существует качественное различие в сравнении с недавним прошлым.

Использование биологически активных добавок к пищевому рациону стало целой областью индустрии и требует отдельного анализа и осмысления. Добавки к пищевому рациону, использование которых оправдано в противорецидивной профилактике РМЖ, можно условно разделить на средства самодеятельного изготовления по народным рецептам и средства, предлагаемые фирмами-изготовителями. При этом эффекты некоторых самодеятельных средств не только имеют устойчивую положительную характеристику, но и получили научные подтверждения полезности.

Отдельную проблему представляет использование биологически активных добавок, предлагаемых различными фирмами-изготовителями. Достаточно заглянуть в различного рода пособия и энциклопедии по натуральной медицине, чтобы насчитать десятки добавок к пищевому рациону, в том числе рекомендуемых при онкозаболеваниях. Помимо достоинств, отдельные добавки могут обладать существенными недостатками, которые имеют прямое отношение к обсуждаемой проблеме.

1. Важно подчеркнуть, что применение разнообразных добавок при онкозаболеваниях может создавать иллюзию "возможности исцеления" и тем самым затягивать принятие действенных мер борьбы с болезнью (Ю.Б.Жвиташвили, 2001).

2. Рекламная информация, которая часто используется при назначении биодобавок, исходит из тезиса об их исключительной безопасности при длительном применении. Во многих случаях это положение не выдерживает критики.

Одно и то же средство в различных странах может рассматриваться и как биодобавка, и как фармакологический препарат, требующий гораздо более жесткой и всесторонней оценки. К тому же и цель применения биодобавок может быть совершенно различной: направленной на мобилизацию защитных сил организма, в частности системы иммунитета, для использования в конкретных ситуациях: в период оперативного вмешательства, дополнительно с противоопухолевыми препаратами (применительно к РМЖ - в сочетании с тамоксифеном), для предотвращения побочных эффектов лучевой терапии, в комплексе со средствами иммунотерапии - интерлейкином-2, интерферонами.

Интересен пример использования мелатонина, который применялся в каждой из перечисленных выше ситуаций. Ju.S. Jacobson и соавторы (2000), обобщившие результаты ряда работ по использованию мелатонина, высказывают осторожный оптимизм о возможности его применения при метастатическом РМЖ, однако подчеркивают, что однозначные выводы делать пока рано.

Очевидно, что те же трудности возникают при использовании витаминов, тем более в высоких дозах и в составе комплексных препаратов. Во всех случаях нужно учитывать показания к использованию конкретного средства, а не руководствоваться расплывчатыми рекомендациями о полезности вообще.

3. Следует учитывать возможность выраженного побочного действия биодобавок, причем для некоторых из них вероятность проявления побочных (токсических, аллергических) эффектов может быть достаточно высокой. Примером может служить использование китайских травяных чаев, при употреблении которых часто проявляется гепатотоксическое и нефротоксическое действие.

Полезные свойства биологически активных добавок, каждая из которых, очевидно, обладает своими достоинствами, не вызывают сомнений. Суть проблемы состоит в точности их назначения и использования с тем, чтобы усилить потенциал организма в борьбе с опухолевым процессом. Имея собственный опыт, мы являемся безусловными сторонниками использования добавок.

Но из сказанного выше можно сделать вывод: каждая из таких добавок должна применяться по конкретному назначению, исходя из диагноза и особенностей течения заболевания, а не рекламной информации, часто предлагающей их как некую новую панацею. Вместе с тем не подлежит сомнению, что основное количество полезных веществ организм должен получать непосредственно из продуктов питания. Стратегия питания при этом должна выглядеть следующим образом.

Вполне понятно желание решить проблему болезни за счет резкого изменения рациона питания и связанных с ним привычек вплоть до проведения длительных курсов голодания. Имеющийся опыт показывает непродуктивность такого подхода. Само по себе голодание является сильнейшим стрессом, оказывающим в долговременной перспективе непредсказуемое воздействие на организм, состояние его гормональной сферы, обмена веществ, в том числе активацию факторов, имеющих непосредственное отношение к опухолевой прогрессии. Наиболее оптимальным на основании доказанных научных наблюдений является использование модифицированных диет и долговременная перестройка питания с ограничением обшей калорийности рациона, общего содержания жиров и насыщения рациона продуктами с антиканцерогенной активностью.

Постоянным и необходимым дополнением к комплексу проводимых мер служит проведение тюбажа (дренажа желчного пузыря и желчевыводящих путей) с соблюдением мер предосторожности, в частности, с учетом возможности наличия конкрементов. Технология "очисток" такого рода достаточно хорошо известна. Мы считаем наиболее разумным использование щадящей схемы санации - с минеральной водой, оливковым маслом или сорбитом до достижения послабляющего эффекта. При этом необходимо постоянное использование тюбажа - примерно 1-2 раза в неделю в зависимости от индивидуальных особенностей функции пищеварения, массы тела.

Применение растений с цитотоксическим (противоопухолевым) эффектом

Отдельную проблему представляет использование растений с цитотоксическим действием (растительных ядов) и препаратов, применение которых не имеет достаточного научного обоснования. Вместе с тем они имеют устойчивую традицию использования народной медициной и гомеопатией, в том числе при РМЖ.

Логика использования таких растений достаточно убедительна: многие средства классической онкофармакологии имеют своими прототипами растительные средства. Еще большее количество средств используется в составе различных фитокомпозиций, не имеющих строгой научной доказательной базы.

"До тех пор, пока современная медицина не имеет в своем арсенале методов, позволяющих излечить всех больных раком, некоторые из них будут согласны испробовать на себе то, что, по их мнению, может им помочь". Такова точка зрения редакции английского журнала Lancet (цит. по Д. Р Лоуренс, П. Н. Беннит, 1993), которую мы разделяем. Бессмысленно игнорировать проблему, которая является предметом острейшего интереса и (что не менее важно) постоянно эксплуатируется в виде знахарских советов и рекомендаций различной степени достоверности.

Считаем целесообразно подчеркнуть общие правила использования таких средств.

1. Тактика применения растений с цитотоксическим эффектом связана с большими индивидуальными различиями в зависимости от их активности (различных условий сбора, сушки, хранения) и чувствительности к ним организма. Некоторую дополнительную информацию для оценки действия растения может дать его гомеопатическая характеристика.

2. Использование растений с цитотоксическим эффектом должно проводиться в общем фитотерапевтическом комплексе, учитывающем, в частности, особенности гормонального фона больной, состояния нервной системы, функции гепатобилиарной системы и др. В виде примера можно представить такую схему назначения фитокомпозиций различного состава:

  • общеукрепляющие, нормализующие функции пищеварения;
  • органотропные - для коррекции гормонального фона, антитоксической функции печени (в том числе с использованием растений с цитотоксическим и противоопухолевым эффектом, таких, как чистотел, с применением, в частности, в виде микроклизм;
  • индивидуально подобранные средства с цитотоксическим действием. Несколько растений имеют репутацию противоопухолевых.

Таким образом, как и многие другие вопросы достаточной степени сложности не имеет однозначного решения. В этом убеждает разнообразие клинических форм мастопатии - их патогистологическая характеристика и, соответственно, эффективность различных видов лечебного воздействия. Очевидна также вероятность прямой угрозы здоровью, обусловленной повышенным риском злокачественной трансформации процесса. Несомненны сложности, связанные с профилактикой и лечением РМЖ. Убедительно доказано, что только постоянный профилактический контроль (включающий самонаблюдение и наблюдение маммолога) может снизить риск развития болезни.

Но даже такой контроль может оказаться недостаточным. Становится все более понятным, что профилактическое воздействие должно быть направлено не только на выявление и, по возможности, устранение локальных проявлений болезни, но и на весь организм в целом.

Конечно, абсолютным приоритетом является удаление очага болезни. Но ряд ситуаций не поддается радикальному решению и/или требует проведения сопутствующих лечебно-профилактических мер. При мастопатии - это диффузный характер процесса, повышенная опасность рецидива после удаления узла. При РМЖ - необходимость всего комплекса мероприятий, вправленного на предотвращение прогрессирования болезни. Поэтому наряду с местным воздействием на ткань поврежденного органа, важно проводить целенаправленное оздоравливающее воздействие на организм в целом.

Имя: *
Е-mail: *
Отзыв: *
Код защиты: * Сменить код
* - поля, обязательные для заполнения
Статьи
Хирургия
Методы инструментального удаления плодного яйца
Методы инструментального удаления плодного яйца...
К прерыванию беременности в первом триместре относятся аборты, выполня...
Офтальмология
Версия об исключительно офтальмогипертензивной при
Версия об исключительно офтальмогипертензивной при...
Отражая позицию многих исследователей своего времени, можно полагал, ч...
Женские болезни
Влияние психологического напряжения на менструацию
Влияние психологического напряжения на менструацию...
Считают, что психологическое напряжение влияет на менструацию, но иссл...
Новые медицинские учреждения
  • Медичний центр  сучасних технологій «ВАШЕ ЗДОРОВ’Я», ПП
  • Интернет-магазин
  • SKYDENT
  • «Аксимед» — Клиника современной неврологии
  • Студия красоты и развития
  • Алтес - Сумы
  • Мед Люкс Детокс
  • DietCenter
  • Лико-Мед