Спасибо, ваше сообщение принято.

Наши менеджеры обработают его
и свяжутся с Вами максимально быстро.

Корзина пуста

Паранойяльные психозы при сосудистых заболеваниях позднего возраста
28.06.2013

Паранойяльные психозы при сосудистых заболеваниях позднего возраста

У других больных возникновение и течение паранойяльного синдрома происходило на фоне более четких не только субъективных жалоб, но и более грубо выраженных  как неврологических, так и психопатологических изменений (остаточные явления инсульта, единичные эпилептиформные припадки, проявления органической деменции).

Те или иные особенности в клинических проявлениях, болезни, зависящие от принадлежности больных к одной; из указанных выше подгрупп, будут отмечены при характеристике  паранойяльного  бреда у всей описываемой группы больных в целом. Здесь же можно отметить тот, факт, что диагностические сомнения, неизбежные в повседневной психиатрической   практике, были наиболее ощутимы в тех случаях, когда неврологические и психоорганические признаки сосудистого процесса представлялись менее выраженными.

Именно в этих наблюдениях связь паранойяльного бреда с имеющимися признаками сосудистого процесса устанавливалась с наименьшей четкостью. Зато в других случаях указанная взаимозависимость выступала наиболее прямолинейно, и тогда диагностические сомнения были минимальными, а бредовые состояния можно было признать «безусловно» сосудистыми.

У всех больных развитию паранойяльного бреда предшествовала большей или меньшей выраженности неврозоподобная и поихопатоподобная симптоматика длительностью от нескольких месяцев до нескольких лет. Наряду с обидчивостью, плаксивостью, раздражительностью, вспыльчивостью, а иногда склонностью к бурным аффективным разрядам с нетерпимостью к возражениям у больных одновременно появлялись жалобы на быструю утомляемость, головные боли, головокружение, шум в ушах, мелькание мушек перед глазами, снижение памяти.

У некоторых больных бредовый психоз развивался на фоне остаточных явлений (в виде гемипареза) перенесенного ранее острого сосудистого криза. В единичных случаях инсульт развивался в состоянии психоза.

Тематика бреда была однородной и в целом исчерпывалась бредом «мелкомасштабного» содержания. При этом по преобладанию конкретного содержания бреда больные делились на две части. У одной половины больных можно было констатировать паранойяльный бред ревности. У другой части на первый план выступали бредовые идеи ущербного, узкожитейского характера.

Среди больных с преобладающим в картине болезни бредом ревности были только мужчины. У них имело место ослабление половой потенции или полная импотенция, сочетавшаяся у некоторых с повышением полового влечения. Больные тяжело переживали снижение сексуальных возможностей. Помимо неврозоподобных и характерологических сдвигов, описанных выше, нередко имел место пониженный фон настроения со склонностью к появлению сверхценных идей своей никчемности, ненужности. Бредовые идеи ревности появлялись, формировались нередко на фоне лабильного аффекта с преобладанием подавленности, слезливости, указанными выше идеями депрессивного характера. Нередко подавленность, слезливость сменялись благодушием и некоторой приподнятостью, а иногда, наоборот, угрюмостью, ворчливостью, недовольством. Этот аффективный фон, колеблясь, сохранялся на всем протяжении заболевания.

Хотя некоторым из этих больных до болезни и были свойственны психопатические черты характера в виде взрывчатости, эгоцентричности,  среди них не было ни одного «патологического ревнивца». Поэтому появление идей ревности у больных с самого начала не было заострением характерологических особенностей, а знаменовало собой возникновение качественно новых болезненных особенностей.

Идеи ревности превалировали в картине заболевай у описываемых больных настолько,  что представляло возможным говорить о синдроме ревности. В описываемой группе они почти не сопровождались чувственны расстройствами и, нося характер толкования, имея более или менее выраженную цепь доказательств, создавали паранойяльную структуру бреда. Однако, несмотря на наличие той или иной степени систематизации бред представлялся мало разработанным и тем меньше, чем более был выражены явления психоорганического  синдрома.

Приводимые больными в качестве доказательств факты были нередко случайными, разрозненными, а их интерпретации скудными и примитивными.  Иногда  имели место аффективно-иллюзорные зрительные обманы (силуэт любовников в темноте), подкрепляющие бредовую убежденность больных. Идеи ревности  могли дополняться идеями отравления и ущерба.

Психопатологические особенности идей отравления отличие от тех, которые были описаны в рамках паранойяльного этапа поздней шизофрении, были значительными. Если в паранойяльном этапе шизофрении появление идей отравления, как правило, уже включавших в себя элементы синдрома Кандинского, служило показателем значительного усложнения синдрома, то сказанное нельзя было полностью отнести к данной группе больных. Идеи отравления здесь не обрамлялись четко выраженными чувственными расстройствами, они носили скорее словесно-интерпретативный  характер.  Например, если больной засыпал после приема пищи, он объяснял это тем, что, видимо, жена подложила в пищу снотворное. Причину развивавшейся импотенции больные также искали в отравлении. А иногда  больные  боялись, что и могут отравить. Выраженных зрительных, обонятельных обманов, дополнявших эти высказывания, у них не отмечалось. Но наиболее  существенным было то, что идей отравления не фиксировались и не влияли  на картину заболевания в целом. Что касается бредовых идей ущерба, дополнявших бред ревности,  то они  были частыми, стойкими, а в ряде случаев редуцирования идей ревности, они, как бы замещая последние, все больше выступали на первый план.

В некоторых случаях, особенно в начале формирования бреда ревности, еще до поступления больных в стационар отмечалось временное спонтанное послабление идей ревности, связанное с внешними факторами, что, возможно, обусловлено известной тенденцией к волнообразности сосудистого процесса. После нарастания бреда отмечается период более или менее длительной относительной стабилизации, во время которой уже в процессе проводившегося лечения проявляются признаки редукции бреда ревности. Последняя прежде всего сказывается во все большем звучании в картине болезни материально-ущербной тематики  бреда с отодвижением на второй план идей ревности и постепенной их дезактуализацией. В этот период все больше выступает сознание больными своей немощности, неполноценности на фоне астено-депрессивного состояния.

Описанная тенденция в той или иной степени имела место у всех больных с бредом ревности этой группы. У некоторых же больных спустя 4-8 лет после появления бреда ревности отмечалась редукция с последующим исчезновением бреда ревности, проявлением критичного отношения к этим переживаниям и осознанием своего болезненного состояния, хотя последнее было неполным из-за развивавшихся в той или иной  степени явлений деменции. В единичных наблюдениях значительная редукция бреда сопровождалась относительно быстрым, но волнообразным развитием сенильноподобного слабоумия с явлениями амнестической афазии, выраженной фиксационной амнезией с появляющейся иногда амнестической дезориентировкой,  неряшливостью, неопрятностью на фоне благодушия, сочетающегося со слезливостью и, хотя и неполным, но осознанием болезни. В этих случаях можно было думать о сочетании сосудистого и сенильно-атрофического процессов.

У большинства же больных дезактуализация и исчезновение бреда ревности происходили на фоне медленно прогрессирующего интеллектуально-мнестического снижения по типу лакунарно-амнестического слабоумия с колеблющимся астено-депрессивным аффектом.

У некоторых больных с гипертонической болезнью бред ревности протекал на фоне псевдопаралитического типа слабоумия с нелепыми поступками, неряшливостью и неопрятностью. Систематизация бреда у них была представлена слабо.

Анализ клинической картины заболевания у больных позднего возраста с бредовыми и галлюцинаторно-бредовыми состояниями сосудистого присхождения показал, что последние могут протекать в виде паранойяльных, параноидных и галлюцинаторно-бредовых синдромов.

Паранойяльные сосудистые психозы чаще всего протекают с преобладанием в картине болезни бреда ревности или с пресенильноподобным бредом ущербного содержания. Тематика бреда и в том и в другом случае отличается скудностью, однородностью и мелкомасштабностью. Бредовые переживания чаще всего протекают на астеническом или астено-депрессивном фоне настроения, а временами  сопровождаются эпизодами злобности, взрывчатости, а также ворчливостью, недовольством, угрюмостью, брюзжанием. Гораздо реже отмечается некоторая приподнятость с оттенком  благодушия. Эмоциональное слабодушие как у паранойяльных, так и у параноидных и галлюцинаторно-параноидных больных в его классическом выражении встречается довольно редко.

Паранойяльный бредовый синдром при сосудистых психозах в позднем возрасте при наличии большей или меньшей систематизации отмечается малой разработанностью бреда.

После более или менее длительной стабилизации бредового синдрома в процессе проводящегося лечения появляются признаки дезактуализации, редукции бредовых переживаний. В отдельных случаях с преобладанием бреда ревности, спустя 4-5 лет от начала болезни, отмечается полная редукция бреда с появлением к нему, хотя и неполного, критического отношения. В части случаев бредовые переживания остаются стойкими на протяжении ряда лет, причем при прекращении лечения отмечаются периоды обострения болезни. В начале болезни, до применения лечения, могут быть периоды послабления бредовой симптом атаки, по времени  иногда связанные с внешними факторами, что, по-видимому, обусловливается волнообразным течением сосудистого процесса вообще. Наиболее стойкими оказываются  идеи материально-ущербной, тематики, которые порой могут выступать как бы взамен превалирующих в картине болезни идей ревности, отодвигая их все больше на задний план. В случаях самостоятельности синдрома бреда ущерба последний представляется довольно стойким, почти не поддающимся обратному развитию. Некоторая его дезактуализация бывает связана с развивающимся слабоумием. В целом можно было отметить, что нарастание признаков деменции ведет к десистематизации паранойяльной бредовой структуры и дезактуализации, а иногда к постепенной редукции бреда, причем бредовые идеи ревности оказываются менее стойкими по сравнению с идеями ущербного содержания. Паранойяльные сосудистые психозы в позднем возрасте протекают в форме сложных синдромов, включая в себя помимо описанных выше аффективных симптомов интeллeктyaльнo-мнecтичeoкиe, расстройства с обстоятельностью мышления, назойливым поведением, однообразными высказываниями. В отдельных случаях в картину болезни включаются зрительные галлюцинации, делирантные эпизоды и истероформные картины поведения.

Особенностью параноидных психозов сосудистого происхождения у лиц позднего возраста является довольно быстрое формирование параноидных состояний, в результате чего паранойяльный этап болезни почти не имеет самостоятельного значения. Содержание бреда в виде идей ревности и ущерба имеет большее сходство с таковым у паранойяльных больных. Как и при поздней параноидной шизофрении, наблюдавшейся нами, признаком усложнения бреда является включение в бредовую структуру идей отравления. Особенностью параноидного бреда при сосудистых психозах является тот факт, что имевшиеся у больного соматические жалобы сосудистого происхождения, будучи связанными с идеями воздействия, частично принимают характер сенестопатических автоматизмов.

Явления ассоциативного автоматизма, слуховые псевдогаллюцинации у наблюдавшихся больных с сосудистыми психозами не имели места, а двигательные автоматизмы встречались в единичных случаях. Полностью развернутого синдрома Кандинского при описываемых параноидных психозах сосудистого происхождения, как правило, не наблюдалось. При наличии определенной систематизации бред отличается малой его разработанностью.

Параноидный бред у описываемых больных протекает на фоне еще более выраженного полиморфизма симптоматики по сравнению с таковым у больных с паранойяльным бредом. Этот полиморфизм психопатологических проявлений отличается как большим набором синдромов, так и большей их интенсивностью.

В частности, аффективные расстройства, имея много общего с таковыми у паранойяльных больных, иногда приобретали картину выраженного депрессивного синдрома большей или меньшей продолжительности. Иногда отмечаются кратковременные, от нескольких часов до нескольких дней, маниакальные состояния.

Наряду с неизменными интеллектуально-мнестическими расстройствами на фоне последних встречаются делирантные эпизоды, сумеречные расстройства сознания, отдельные эпилептиформные припадки. Довольно часто выражена обстоятельность мышления. Таким образом, параноидные сосудистые психозы, так же, как и паранойяльные, протекают в виде сложных состояний.

В процессе терапии выявлялась наименьшая стойкость аффективных и других эпизодических расстройств. Что касается бредовой симптоматики, то наиболее стойкими оказываются первоначально возникающие идеи ревности и ущерба. Присоединяющиеся же к ним идеи параноидного круга, как бы «легко» появляясь, иногда так же легко исчезали. Стойкость и длительность фиксации этих идей, находясь в определенной зависимости от проводившегося лечения, в то же время менее выражена в случаях с большей прогредиентностью интеллектуально-мнестических расстройств.

В процессе лечения возникают состояния ремиссии продолжительностью по нескольку месяцев. Очередные обострения болезни проявлялись при утяжелении течения самого сосудистого процесса, иногда связанного с внешними факторами.

В случаях сосудистых психозов с преобладающим в картине болезни параноидным синдромом при нарастании признаков деменции отмечаются дезактуализация и редукция бредовых переживаний три отсутствии критики к пережитому.

Галлюцинаторно-бредовые состояния сосудистого происхождения проявляются или в виде параноидных психозов с выступающей на передний план на том или ином этапе болезни картиной галлюциноза, или хронического интерпретативного бреда, непосредственно связанного с первоначально возникающим галлюцинозом. И в этом и в другом случае явления истинного галлюциноза или экстрапроективного псевдогаллюциноза являются превалирующими или на всем протяжении болезни, или на определенном ее этапе. Среди разновидностей галлюцинозов встречаются вербальные, тактильные и менее выраженные обонятельные. При преобладании какого-либо вида галлюциноза может отмечаться сочетание его с другими разновидностями галлюцинаций. Бредовые идеи, связанные с галлюцинациями, как правило, неприятного, а чаще мучительного характера, в целом имеют ущербно-персекуторное содержание. В отдельных случаях бредовые идеи приобретают парафренный характер. Наименее стойкими, подвергающимися даже спонтанному обратному развитию, являются обонятельные галлюцинации, часто связанные с различными сенестопатическими ощущениями. Вербальные галлюцинации подвергаются обратному развитию и исчезают при длительном и довольно интенсивном лечении, хотя критика к болезни отсутствует. В отдельных случаях, несмотря на проводимое лечение, голоса приобретают образный, парафренный характер и в сочетании с соответствующими бредовыми переживаниями формируются в галлюцинаторно-парафренный синдром. Тактильные галлюцинозы и связанные с ними бредовые идеи ипохондрического и в широком плане персекуторного содержания представляются наиболее стойкими, мучительными для больных. В то же время можно было отметить, что по мере развития признаков слабоумия, спустя несколько лет (1-3 года) от начала болезни, тактильные обманы и связанные с ними бредовые идеи также ослабевают в своей интенсивности, становятся менее постоянными.

Галлюцинаторно-бредовые сосудистые психозы в позднем возрасте, как и параноидные, протекают в виде сложных состояний, которые включают в себя помимо ведущих галлюцинаторно-бредовых расстройств более или менее выраженные интеллектуально-мнестические, аффективные нарушения в виде астено-депрессивного фона и кратковременных (по нескольку часов) маниакальных состояний, также истероидные и делирантные проявления. Аффективные и делирантные расстройства имеют преходящий характер, хотя и склонны к повторному возникновению.

Как паранойяльные, параноидные, так и галлюцинаторно-бредовые состояния, как правило, протекали при отсутствии грубой неврологической симптоматики и относительно умеренно выраженных соматических расстройствах. Тем не менее медикаментозная терапия (проводилась с определенной осторожностью, без превышения общепринятых среднесуточных дозировок лекарственных средств. Конкретный выбор медикаментозных средств, их дозы зависели не только от психотического, но и от физического состояния больного. Больные получали комплексную терапию, включавшую помимо психотропных средств симптоматическое, общеукрепляющее лечение.

Имя: *
Е-mail: *
Отзыв: *
Код защиты: * Сменить код
* - поля, обязательные для заполнения
Статьи
Кардиология и сосудистые заболевания
Инсульт. Диагностика и первая неотложная помощь
Инсульт. Диагностика и первая неотложная помощь...
От быстрых и слаженных действий будет зависеть жизнь и работоспособнос...
Реабилитология
Техника массажа при боли в копчике
Техника массажа при боли в копчике...
Кокцигодиния является весьма неприятным и болезненным заболеванием. Дл...
Инфектология и паразитология
Инфекция как основная причина лимфаденопатии
Инфекция как основная причина лимфаденопатии...
Самой распространенной причиной лимфаденопатии является инфекция, чаще...
Новые медицинские учреждения
  • Интернет-магазин
  • SKYDENT
  • «Аксимед» — Клиника современной неврологии
  • Студия красоты и развития
  • Алтес - Сумы
  • Мед Люкс Детокс
  • DietCenter
  • Лико-Мед
  • Сучасна стоматологія Денітка- Луцьк