Спасибо, ваше сообщение принято.

Наши менеджеры обработают его
и свяжутся с Вами максимально быстро.

Корзина пуста

Клиника и динамика патологической ревности при хроническом алкоголизме
12.06.2013

Клиника и динамика патологической ревности при хроническом алкоголизме

Феномен патологической ревности при хроническом алкоголизме многообразен, поэтому некоторые ее проявления остаются еще малоизученными. В частности, не исследованы динамика формирования, течение, судебно-психиатрическая оценка и специфические особенности паранойяльных состояний (реакции и развитие личности) с идеями ревности, а ведь эти вопросы имеют практическое значение как для клиники, так и для судебно-психиатрической экспертизы.

Частота возникновения идей ревности у хронических алкоголиков требует их четкой психопатологической классификации. Особенно это касается тех случаев, когда идеи ревности появляются остро под влиянием алкогольной интоксикации и конфликтов в семье. Речь идет о паранойяльных реакциях, описания клиники которых мы не нашли в доступной нам литературе.

Статистический анализ групп больных с паранойяльными реакциями при хроническом алкоголизме не выявил особой патологии личности до злоупотребления алкоголем. Большинство из них (71%) считались практически здоровыми и лишь у 29% обнаруживались склонность к депрессивным реакциям (42,85%), театральность (36,66), упрямство (30,95), эгоистичность (28%). Синдром похмелья наблюдался у всех. Анамнестические данные и клинические исследования свидетельствовали о наличии у больных признаков I, II, III стадий хронического алкоголизма.

При изучении патогенетических механизмов паранойяльных реакций с идеями ревности у больных хроническим алкоголизмом мы установили, что большую роль играют изменения в аффективной сфере. Как показывают наблюдения, под влиянием хронической алкогольной интоксикации характерологические особенности личности претерпевают ряд изменений: в структуре личности появляются элементы чрезвычайной раздражительности и вспыльчивости (40,6%), лживости (25%), дисфоричности (18,9%). Эти изменения постепенно приобретают патологический характер и способствуют появлению у больных в определенный момент паранойяльной реакции с идеями ревности. Однако наибольший риск возникновения паранойяльных реакций отмечается при появлении преморбидно-паранойяльных радикалов: возбудимости (70%), неуживчивости (63,09), взрывчатости (58,86), эмоциональной лабильности (52,69), несдержанности (52,97), недоверчивости (50,86%).

Среди выявленных преморбидно-паранойяльных радикалов наибольшее весовое значение имеют эмоциональная лабильность, недоверчивость, несдержанность.

Проведен параллелизм между качественным и количественным изменением личностных преморбидных признаков и частотой паранойяльных реакций. Анализ взаимосвязи преморбидных особенностей личности со стадиями хронического алкоголизма показал, что чем сильнее отклонение личности от ее первоначальной структуры, тем больше вероятность возникновения паранойяльных реакций с идеями ревности. Корреляционная зависимость в этом случае остается высокой и носит положительный характер (r =+0,843).

По результатам исследований, наибольшая вероятность возникновения паранойяльных реакций с идеями ревности отмечается на II стадии хронического алкоголизма, при которой наблюдаются выраженные отклонения от первоначальных личностных особенностей.

На I стадии хронического алкоголизма, при которой изменения личностно-преморбидных стигм мало выражены, мало связаны между собой и выступают чаще в состоянии алкогольного опьянения, наблюдается депрессивный вариант паранойяльных реакций. Анализ группы больных с этим вариантом паранойяльных реакций показал, что в преморбиде они были в меру общительными, спокойными, уравновешенными и отличались сравнительной ограниченностью интересов.

Массивная и длительная   алкогольная интоксикация психопатизировала больных, поэтому в момент исследования они обнаруживали некоторую эмоциональную неустойчивость, склонность к депрессивным реакциям. В состоянии алкогольного опьянения появлялись повышенная раздражительность, придирчивость.   Нередко отмечался депрессивный фон настроения с плаксивостью, истерическими проявлениями.   Постепенно   наступали настороженность и тревожность, недоверчивость. Периодически (в состоянии опьянения) в разных ситуациях внезапно возникали ревнивые переживания, носящие кратковременный и обратимый характер. Болезненно реагируя на те или иные замечания и шутки окружающих,   нередко связанные с ревнивым поводом, больные подолгу застревали на них, длительное время помнили обиду. Образовывался своего рода специфический «личностный фон», на котором после какого-либо случайного повода остро развивались паранойяльные реакции с идеями ревности. Мысли об измене жен глубоко охватывали больных, они плохо спали по ночам, были задумчивыми, беспокойными, тревожными. Жалобы на тоску больные предъявляли крайне редко, но испытывали внутреннее беспокойство, соматический дискомфорт. Депрессивный фон не сопровождался двигательной заторможенностью и скованностью, больные чаще бывали подвижными, следили за объектом ревности и искали новые доказательства измены. В подобных случаях можно было говорить скорее об активной депрессии. Эти лица выполняли свою привычную работу и внешне не производили впечатления больных, так как редко делились своими переживаниями с окружающими. Однако, оставаясь наедине с собой, они рисовали в своем воображении различные картины измены жены. Попытки отвлечься от одолевавших их ревнивых мыслей не приводили к успокоению. Идеи ревности достигали сверхценного комплекса и всецело охватывали больных. В это время нарастала раздражительность, а иногда даже злобность с дисфорическим оттенком. На высоте тревожно-тоскливого настроения, когда у больных наступало довольно выраженное тягостное переживание, они совершали опасные действия, направленные против объекта ревности или себя. Депрессивный вариант паранойяльных реакций с идеями ревности длился 48,75± ±8,13 дня. В процессе угасания психопатологической симптоматики длительной астении не наблюдалось, появлялись психопатологические высказывания относительно ревнивых переживаний с соответствующей их критической оценкой. Рецидивы при этом варианте отмечались редко. Депрессивный вариант паранойяльных реакций, в клинической картине которого присутствует и психогенный момент, более характерен для больных с сохранностью интеллектуальных функций. Нами установлена такая закономерность: чем выраженнее личностные изменения, тем меньшую роль играют психогенные моменты в симптомо-образовании паранойяльных реакций. Это можно проследить при эксплозивно-аффективном варианте.

Эксплозивно-аффективный вариант паранойяльных реакций с идеями ревности наблюдался при II и III стадиях хронического алкоголизма. Непосредственной причиной возникновения паранойяльных реакций с идеями ревности служили малозначительные семейные конфликты и даже неосторожно сказанное посторонним мужчиной слово в адрес жены больного. При этом варианте паранойяльных реакций ревнивые представления появлялись внезапно, быстро нарастали в состоянии опьянения и становились центральными переживаниями, охватывая все мысли больных и определяя их действия. Больные возбуждались, конфликтовали, обвиняли жену в присутствии окружающих в измене, проявляли агрессивные действия против объекта ревности и мнимых любовников.

Вследствие систематического злоупотребления спиртными напитками у больных возникло состояние похмелья и снизилась толерантность, что свидетельствует о наличии признаков хронического алкоголизма. Под влиянием алкогольной интоксикации и незначительного внешнего повода, который оказался для больного психогенным, внезапно появились сверхценные идеи ревности с выраженным эмоциональным напряжением. Острое возникновение идей ревности вслед за алкогольной интоксикацией, сопровождающееся аффективной напряженностью с последующей обратимостью этого состояния, дает нам право констатировать у больного наличие паранойяльной реакции со сверхценными идеями ревности.

При II стадии хронического алкоголизма паранойяльные реакции отличались малой дифференцированностью и протекали чаще по типу взрывов аффектов. Основная симптоматика паранойяльных реакций характеризовалась сверхценными идеями ревности, быстрым ростом аффективной напряженности с двигательной расторможенностью, истерическими реакциями и демонстративным нанесением самоповреждений и т. д. Больные часами рассуждали сами с собой об изменах жены и долго не могли успокоиться. Протрезвев (а это бывало редко), они оставались относительно спокойными, говорили, что им «померещилось». Однако очередная выпивка быстро приводила к возникновению ложных ревнивых подозрений с еще более яркой эмоциональной окраской, аффективной напряженностью и иллюзорными компонентами. Последние способствовали усилению недоверчивости и расширению психопатологической симптоматики до комплекса бредовых образований. Хотя идеи ревности не бывали конкретными, нарастали злоба и агрессивность, нередко сопровождающиеся убийствами, увечьями, хулиганскими поступками по отношению к жене, что часто служило поводом для госпитализации.

В стационаре больные с большой охваченностью рассказывали об «изменах» жен. Однако их высказывания бывали малообоснованными, с элементами неуверенности. Поэтому во время беседы иногда удавалось убедить их в ошибочности суждений. В дальнейшем с нормализацией настроения идеи ревности становились менее значимыми и появлялась критическая оценка.

При III стадии хронического алкоголизма паранойяльные реакции имели другие особенности. Они появлялись на фоне выраженного абстинентного синдрома и более глубоких личностных изменений. Эмоциональная сфера у этих больных характеризовалась повышенной раздражительностью, взрывчатостью, злобностью, склонностью к нарастанию настороженности и тревожности, недоверчивости. Наряду с этим наблюдалось сужение круга интересов, а в состоянии опьянения чаще обнаруживались амнезии.

При этом особенно выраженными были застойность аффектов, вязкость и обстоятельность мышления, которые исключали возможность урегулирования конфликтной семейной ситуации и уменьшение ревнивых переживаний. Отмеченные особенности психики создавали готовность к пролонгированному течению паранойяльных реакций.

Возникнув по какому-либо случайному поводу, паранойяльная реакция быстро нарастала. В клинической картине доминировали бредовые идеи ревности со злобностью, мрачностью, агрессивной направленностью против жен. Наблюдался речевой напор с повторением одних и тех же «фактов измены». В состоянии опьянения больные бывали придирчивыми, у них возникали ложные, мучавшие их воспоминания. Особенность паранойяльных реакций при III стадии хронического алкоголизма заключалась и в том, что вскоре клиническая симптоматика усложнялась за счет появления аффективных иллюзий (шаги удаляющегося любовника, звуки поцелуев и др.). Появление аффективных иллюзий свидетельствовало о расширении и систематизации идей ревности. Фон настроения оставался напряженным, иногда на короткий срок приобретал дисфорнческий характер с раздражительностью и злобностью по отношению к жене. Хотя доказательства неверности жены бывали примитивными, ограниченными и стереотипными, бредовые идеи ревности продолжительное время сохранялись неизменными. Отмеченные особенности психики и паранойяльно-преморбидные радикалы создавали готовность к пролонгированному (6,5+2,48 мес.) течению паранойяльных реакций. В тех случаях, когда в преморбиде у больных до злоупотребления спиртными напитками отмечались отдельные психопатические черты, паранойяльные реакции носили более затяжной характер (10,8±3,56 мес.), а иногда намечался переход в патологическое (паранойяльное) развитие личности.

При психологическом исследовании у некоторых больных выявлялось некоторое снижение слуховой, механической памяти и логических суждений.

При хроническом алкоголизме паранойяльные реакции с идеями ревности имеют свои специфические особенности. Толчком для развития паранойяльной реакции являются алкогольная интоксикация и психотравмирующая ситуация, а движущим моментом - видоизмененные личностно-преморбидные признаки, которые выступают на всем протяжении заболевания. Психогенная симптоматика выступает только в начале развития паранойяльной реакции, а затем заменяется психопатологическими проявлениями алкогольного генеза. По мере усиления алкогольных изменений личности паранойяльные реакции с идеями ревности приобретают наибольшую специфичность?

По мнению некоторых исследователей, процент «нормальных» людей до развития алкоголизма весьма невелик: по Bleuler (1955) - 20, по Hoff (1956) - 6. Hetzel (1956) отмечает, что 50% больных хроническим алкоголизмом до заболевания являлись психопатами.

Необходимо отметить, что в литературе уделено много внимания патологическому развитию личности при хроническом алкоголизме, механизм формирования психопатологической симптоматики которого близок к паранойяльному развитию.

Анализ клинического материала позволил выделить два варианта (механизма) паранойяльного развития: первый - характеризуется поэтапным, более сложным формированием психопатологической паранойяльной структуры, второй - отличается большей динамичностью и подвижностью паранойяльных ревнивых переживаний и возникает после перенесенных острых алкогольных психозов (делирии, галлюциноз, параноид). В преморбиде у больных с паранойяльным развитием личности при хроническом алкоголизме статистически регистрировались такие особенности характера, как упрямство (30,95%), переоценка личности (29,72), эгоистичность (28), злопамятность (2,77%). Паранойяльное развитие наблюдалось при длительном злоупотреблении спиртными напитками, когда под влиянием интоксикации и возникшей на этой почве длительной конфликтной ситуации создавался определенный эмоциональный фон с повышенной раздражительностью и вспыльчивостью (47,6%), склонностью к дисфориям (40,6) и истерическим реакциям (38,83%). Вместе с тем наибольший риск начала паранойяльного развития личности с бредом ревности при хроническом алкоголизме отмечался на фоне более глубоких преморбидно-личностных сдвигов, качественно отличающихся от предыдущих, сформировавшихся у больных с паранойяльными реакциями. В целом для паранойяльного развития личности при хроническом алкоголизме более специфичны следующие радикалы: подозрительность (51,70%), настороженность и тревожность (46,21), повышенная ревнивость (33,88), мнительность и впечатлительность (10,79%). Среди выявленных премор-бидно-паранойяльных радикалов наибольшее весовое значение имеют подозрительность (R = 2,80), настороженность и тревожность (R= 1,73).

Приобретенные особенности характера и бредовые идеи ревности в дальнейшем, опять-таки под влиянием алкогольной интоксикации, становятся постоянными чертами характера и не исчезают даже при прекращении приема алкоголя. Все это указывает на стойкость образовавшейся структуры, что дает нам право говорить о паранойяльном развитии личности с бредом ревности.

Анализ клинических наблюдений больных первой группы показал, что в преморбиде у них обнаруживались отдельные психопатические особенности характера разной степени выраженности. Однако в момент исследования трудно было разграничить первичные личностные особенности от приобретенных, так как алкогольная интоксикация довольно глубоко изменяла характерологический рисунок. Вместе с тем удалось установить определенный личностный преморбид с повышенной раздражительностью, капризностью, эгоистичностью, упрямством, склонностью к дисфорическим реакциям и созданию конфликтных ситуаций.

Длительная алкогольная интоксикация (от 11 до 20 лет) не только видоизменяла характерологические особенности личности, но и приводила к возникновению новых симптомов. Более заметным изменениям подвергалась аффективная сфера. Вначале утрачивалась дифференцировка аффекта. В аффективных проявлениях доминировали уже настороженность и тревожность. Появившийся в психике больных новый качественный сдвиг (преморбидно-паранойяльные радикалы) и являлся «благоприятной» почвой для начала паранойяльного развития личности с бредом ревности. Важно подчеркнуть, что преморбидно-паранойяльные радикалы служили движущим моментом начала паранойяльного развития личности, а окончательное формирование паранойяльной структуры шло под влиянием алкогольной интоксикации и психотравмирующей системы.

Таким образом, в генезе паранойяльного развития личности с бредом ревности играют роль три фактора: преморбидно-паранойяльные радикалы, алкогольная интоксикация и психогении. Алкогольная интоксикация «деформирует» личностные особенности, вносит качественно новые черты и создает специфическую «почву», которая вместе с психогенным фактором в дальнейшем имеет субподчиненное значение.

Имя: *
Е-mail: *
Отзыв: *
Код защиты: * Сменить код
* - поля, обязательные для заполнения
Статьи
Аллергология и иммунология
Аллергические пробы
Аллергические пробы...
Аллергические пробы - диагностический метод выявления специфической се...
Эндокринология
Послеродовый тиреоидит
Послеродовый тиреоидит...
Послеродовый тиреоидит возникает в течение первого года после родов. Э...
Популярно-информационные статьи
Немного больше о мезонитях от доктора - косметолог
Немного больше о мезонитях от доктора - косметолог...
На сегодняшний день эстетическая медицина достигла значительных успехо...
Новые медицинские учреждения
  • Интернет-магазин
  • SKYDENT
  • «Аксимед» — Клиника современной неврологии
  • Студия красоты и развития
  • Алтес - Сумы
  • Мед Люкс Детокс
  • DietCenter
  • Лико-Мед
  • Сучасна стоматологія Денітка- Луцьк